Купон
Спасибо
Наши менеджеры свяжутся с Вами в ближайшее время
21.04.2011

Ари Эпштейн: «Мы можем позволить себе быть оптимистами, но вместе с тем должны проявлять осторожность»

Ари Эпштейн, нынешний генеральный директор Антверпенского всемирного алмазного центра (AWDC), начал работать в этой организации в 2005 году в качестве руководителя алмазного офиса, предоставляющего таможенные услуги от имени бельгийского правительства. В своем интервью агентству Rough&Polished он поделился своими взглядами на роль, которую играет AWDC в мировой алмазной промышленности.

Можно ли говорить, что отрасль полностью преодолела кризис?

Я бы сказал, что отрасль хорошо справилась с кризисом и находится в относительно хорошем состоянии, но если говорить о том, преодолен кризис или нет, то это зависит от того, что происходит на мировых рынках. В конечном счете, то, что происходит на потребительском уровне, и будет определять, позади кризис или нет.

Безусловно, позитивные признаки есть. Оборот алмазного сектора Антверпена в 2010 году достиг $41,9 млрд, что на 38,3% превышает показатель 2009 года. Цены снова выросли, но их восстановление в случае с сырыми алмазами было гораздо более стремительным, нежели с бриллиантами.

С учетом сказанного мы, однако, мы не должны упускать из виду тот факт, что прошли через незаурядную рецессию. Кризис был весьма глубоким, и мы по-прежнему ощущаем его отголоски.

По данным Всемирного банка, рост мировой экономики в 2010 году составил 3,9%, и банк прогнозирует, что он будет продолжаться в течение всего 2011 года, хотя при более низком среднем показателе роста - порядка 3,3%.

Все это означает, что мы можем позволить себе быть оптимистами, но вместе с тем должны проявлять осторожность. Прежде всего, мы должны оценить нашу деятельность в соответствии с тем, что происходит на потребительских рынках.

Что является основной задачей AWDC в нынешней ситуации в алмазной промышленности?

Главная задача AWDC в том, чтобы выступать в качестве адвоката, катализатора и помощника от имени алмазного сектора Антверпена.

В нашем городе мы имеем сообщество предпринимателей, которые, вместе взятые, в масштабах мирового алмазного бизнеса накопили большой объем знаний, опыта, финансовых возможностей, а также обладают деловой хваткой и необходимыми запасами как алмазного сырья, так и бриллиантов. Наша работа заключается в обеспечении этой общины безопасной, стабильной и прозрачной рабочей средой, а также в разработке инструментов, которые позволят ей оптимизировать свой потенциал.

Мы делаем это как в хорошие времена, так и в более сложные. Например, в начале глобального финансового кризиса в конце 2008 года AWDC действовал так, чтобы облегчить положение всей индустрии путем организации симпозиума, который собрал в одном зале диамантеров, алмазодобывающие компании и банковское сообщество. Именно в результате этого симпозиума впервые было доведено до сведения, что производство сырья предстоит ограничить во избежание наводнения рынка и что кредитные ресурсы будут сохранены.

Это были две стратегии, которые вселили уверенность в отрасль и в значительной степени поддерживали ее стабильность в кризисный период.

Сегодня нашей приоритетной задачей является оказание содействия росту алмазного сектора Антверпена одновременно с восстановлением мировой экономики и, в то же время, адаптация к происходящим изменениям, в частности, к растущей доле развивающихся рынков в Азии.

Антверпен изменился, но он остается нервом мировой алмазной торговли с его критической массой алмазных компаний, поставщиков сырых алмазов и бриллиантов, финансовых, технических и стратегических услуг. Наша роль заключается в том, чтобы информировать о потенциале Антверпена, охранять и защищать его по мере необходимости.

Предвидите ли Вы какие-то сложности для отрасли в краткосрочной и среднесрочной перспективе?

Я не пророк, чтобы предсказывать конец света, но также не предвижу и значительных трудностей. Но я могу видеть то, где мы должны быть осторожными и чего нам нужно избегать.

Сначала мы должны извлечь уроки из того, что мы узнали за последние несколько лет. Ранее уже было сказано, что необходимо использовать те положительные возможности, которые несет кризис, и я хотел бы всех нас призвать к этому. В 2009 году отрасль отреагировала на финансовый кризис снижением банковской задолженности, сокращением для клиентов сроков проведения платежей и более избирательным подходом в отношении того, какой товар и кому предоставлять на условиях консигнации. В результате отрасль, имея меньшее количество заемных средств, оказалась более подготовленной и лучше оснащенной для борьбы с трудностями.

В условиях рыночного роста я хотел бы настоятельно призвать субъекты индустрии оставаться острожными и бдительными. Банковская задолженность, снизившаяся в 2009 году до $8-9 млрд, сейчас уже перешагнула рубеж в $10 млрд. Это регулируемо, но за этим надо внимательно следить.

Также важно не допустить разницы между соответствующими темпами роста цен на алмазы и бриллианты, не дать этом процессу стать неконтролируемым. То, чего мы не хотим – это создать ценовой пузырь, который может вновь лопнуть. Положение на рынках улучшается, но восстановление остается хрупким. Мы не должны упускать это из виду.

Что Вы думаете о решении АЛРОСА продавать бриллианты более одного карата только на аукционах?

Производители алмазного сырья выбирают метод аукционных тендеров, поскольку считают это более эффективным и прибыльным средством получения дохода. Это их право.

Но всегда в интересах производителей поддерживать здоровье алмазной промышленности и торговли в долгосрочной перспективе, и именно по этой причине подход к системам аукционов и тендеров должен быть очень осторожным. Производители должны задаться вопросом, в какой степени психологическое давление приводит к росту цен на товары, продаваемые на аукционе, и могут ли эти цены быть выдержаны оптовой торговлей и рынками ювелирных изделий из бриллиантов.

Если конечным результатом является сокращение маржи прибыли, то индустрия оказывается ослабленной. Производители должны взвесить краткосрочную выгоду и долгосрочную стабильность отрасли.

Для покупателей алмазов аукционный и тендерный методы добавляют элемент неопределенности. В результате становится еще сложнее реализовывать маркетинговые программы, если вы не можете гарантировать, что сможете получить необходимые товары по правильной цене. Сокращение расходов на рекламу ни в чьих интересах - ни экспортеров бриллиантов, ни производителей сырья. Главным образом я говорю о том, что производителям необходимо рассмотреть все возможные последствия.

Что бы Вы хотели пожелать участникам алмазной индустрии в 2011 году?

По существу, я хотел бы пожелать отрасли хорошего бизнеса в новом году. Это означало бы стабильный экономический рост в Северной Америке, Азии и на европейских рынках, сопровождающийся ростом доверия у потребителей ювелирных изделий; продолжающийся рост развивающихся рынков во главе с Китаем и Индией; стабильные и устойчивые поставки алмазного сырья по ценам, которые поддерживают прибыль для индустрии, а также год, в котором этические системы ведения бизнеса в алмазной промышленности приводили бы к тому, чтобы покупатели ювелирных изделий поддержали нашу настойчивость в соблюдении высоких моральных правил. Если все это произойдет, у нас будет отличный год.

Это непросто список пожеланий. В Антверпене мы знаем, что в состоянии сделать многое, если не большинство из необходимого, для того, чтобы все это было реализовано. Например, недавно было объявлено, что в мае в Антверпен будет официально признан Институтом ООН по подготовке кадров и исследованиям в качестве центра передового опыта по корпоративной социальной ответственности в алмазной и ювелирной промышленности. Для нашего бизнеса это впервые, и это будет происходить в Антверпене.

Какое влияние катастрофа в Японии может оказать на алмазную промышленность, в том числе на добычу алмазов и производство бриллиантов?

Я думаю, что об этом слишком рано говорить. Я также предпочитаю сдержанность в отношении обсуждения последствий для нашей индустрии в то время, когда Япония только приходит в себя после человеческой трагедии массового масштаба.

Я также думаю, что слишком рано переходить к выводам. Я понимаю, что экономический ущерб от землетрясения и цунами может достичь $300 млрд, что, очевидно, окажет давление на японскую финансовую систему. Но мы не должны автоматически переносить это на японский рынок ювелирных изделий.

В США, например, мы видели случаи, когда экономика получала импульс в результате притока страховых выплат и денег на восстановительные нужды в результате стихийных бедствий, таких как ураган. Это не обязательно та модель, которую мы увидим в Японии, поскольку я не думаю, что мы когда-либо видели бедствие подобного масштаба. Я просто указываю на то, что возможен не один единственный сценарий.

Я хотел бы также отметить, что японский алмазный рынок не насыщали более одного десятилетия, по крайней мере, по сравнению с его состоянием в 1990-х годах. С этой точки зрения, я хотел бы предположить, что на данный момент маловероятно, что катастрофа в Японии окажет значительное влияние на нашу отрасль.

Но, как я уже сказал, для нас было бы преждевременным говорить о последствиях для бизнеса. Сейчас наши мысли должны быть с жертвами стихийного бедствия и их семьями, многие из которых были нашими клиентами, партнерами и друзьями на протяжении многих лет.


Источник: Rough&Polished
X