Купон
0 0
Спасибо
Наши менеджеры свяжутся с Вами в ближайшее время
28.04.2011

Картье озверел от Фаберже

Два старых ювелирных гранда с мировым именем - Фаберже и Картье - встретились в Московском Кремле. Выставка "Карл Фаберже и мастера камнерезного дела. Самоцветные сокровища России" позволила сопоставить, как работали русские и французы.
Среди горстки мастеров русского искусства, хорошо известных на Западе, трудно найти имя более прославленное, чем Петер Карл Фаберже. Это истинная гордость России, даром, что основатель династии мастеров ювелирного искусства и обладатель почётного титула "поставщик Двора Его Императорского Величества" был рождён в Петербурге в семье русских "немцев" - эстонца и датчанки, а дни свои окончил в швейцарской Лозанне. Произведений знаменитой семейной фирмы на Западе в наши дни едва ли не больше, чем в России.
Вопреки патриотическому пафосу, звучащему в названии выставки, здесь не обошлось без взаимодействия с Западной Европой и даже США. Фаберже и его русские коллеги показаны не сами по себе, а в сопоставлении с мастерами французской фирмы "Картье" - практически ровесницы Дома Фаберже и его соперницы при дворах Европы.
Интересно проследить, как воплощались тенденции европейского ювелирного дизайна на примере работы двух фирм. Так, в витрине стоит букетик ландышей от Фаберже, исполненный в его фирменном стиле. Даже в вазочке с водой - "вода", понятно, тоже дело рук искусных мастеров. А чуть поодаль - аналогичный букет от Картье. Правда, он запаян в стеклянный футляр и чуть менее изящен, хотя и французы пытались сделать цветы, "как живые".
"Несравненный гений" Фаберже, как называли его в семье Романовых, равно как фирма "Картье" в изобилии изготовляли настольные часы, драгоценные "цветы в стаканчике", корзинки с фруктами, миниатюрные фигурки ремесленников, животных и птиц, роскошные рамки для портретов и флаконы для духов. Всё, разумеется, из драгметаллов и камней, которые варьировались от бесценных бриллиантов и сапфиров до "поделочных" яшмы, кварцита или агата.
Друг с другом соревнуются и два голубых попугая, две серые совы, два розовых поросёнка, а также целая стая комнатных собачек, трогательных зайчиков, поблёскивающих бриллиантами скарабеев. Все эти представители фауны составили на выставке два "зоопарка" - от Фаберже и Картье. Как знать, не в этом ли невольном состязании выкристаллизовался знаменитый "звериный стиль" фирмы "Картье"?
Сейчас у историков нет сомнений, что многие изделия от Картье создавались под влиянием камнерезных работ русских умельцев. Колоссальное воздействие на французских мастеров оказали профессионал Алексей Денисов-Уральский и кустарь Прокопий Овчинников: их работы фирма "Картье" закупала оптом и потом перепродавала в своих бутиках.
Помимо двух громких имён ювелиров-соперников, в Кремле можно освежить в памяти не столь теперь известные, но очень достойные названия фирм "Болин" и "Арнд". Творения их мастеров часто украшали царственные головы, а также шеи, запястья и пальцы русских аристократок. Теперь же они буквально по крупицам собраны из частных коллекций. При взгляде на веточку сосны, каменный нарцисс и другие цветы от Фаберже вспоминаются роскошные орхидеи, недавно показанные здесь же на выставке Рене Лалика - ещё одной звезды ювелирного дела из Франции. Никак не скажешь, что россиянин Фаберже уступал европейским конкурентам.
Глобальную известность фирме принесла Всемирная выставка 1900 года в Париже, где было показано яйцо-сюрприз "Транссибирский экспресс". Мастер Михаил Перхин изготовил его к открытию Транссибирской железнодорожной магистрали. Карл Фаберже получил тогда Гран-при и французский орден Почётного легиона, а Парижская гильдия золотых дел мастеров удостоила его звания мэтра. С тех пор фирма поставляла ювелирные изделия всем королевским домам Европы, в первую очередь - Англии, Швеции, Норвегии, Германии, Дании, Франции. Из её мастерских выходили шедевры ювелирного и камнерезного дела для дипломатических подарков и подношений русского двора: декоративная ваза для Бисмарка, братина для правителя Абиссинии негуса Менелика, нефритовый венок на гробницу шведского короля Оскара II, нефритовая же фигура Будды и лампада для придворного храма в Сиаме.
В России и далеко за её пределами имя Карла Фаберже ассоциируется прежде всего с блистательными изделиями в знаменитом жанре "пасхальные яйца". Именно они помещены в центре Успенской звонницы: эти великолепные предметы, соединяя изящество с хитроумным замыслом, привлекают к себе львиную долю внимания среди 400 экспонатов выставки.
Как подсчитали историки, прославленная фирма только для русской императорской семьи создала от 50 до 70 яиц, и каждое из них - неповторимо. Десять из этих ювелирных кунштюков с сюрпризом ныне хранятся в Оружейной палате. На выставке их дополнило незавершённое яйцо-сувенир фирмы Фаберже из Минералогического музея имени Ферсмана. "Созвездие цесаревича" много лет считали утраченным. Это последнее из пасхальных яиц для Дома Романовых создавалось в 1917 году, вероятно, в подарок великому князю Алексею. Из горного хрусталя и сапфирово-синего стекла воссоздан небесный свод, а небольшие бриллианты обозначают созвездие Зодиака, под которым рождён наследник престола. Мастера не успели вмонтировать туда часовой механизм, не хватает и циферблата, который должен был опоясывать небесную сферу, и большинства звёздбриллиантов. Кремлёвские реставраторы изрядно потрудились, чтобы "Созвездие цесаревича" можно было выставить. А заодно показать часть несметных сокровищ не только всем известной "Оружейки", но и "нераскрученного", хотя весьма старого Минералогического музея, начало которому положила коллекция минералов, купленная в Данциге по приказу Петра I в 1716 году.
Уже с XIII века известны яйца с росписями на религиозные темы, но традиция дарить на Пасху специально изготовленные сувениры возникла в XVI веке, когда французскому королю Франциску I преподнесли деревянное резное яйцо с изображением Страстей Господних. Позолоченные и расписные яйца стали излюбленными подарками при королевских дворах.
Традиция пасхальных даров в предреволюционной России пережила подъём, связанный с расцветом ремёсел. В 1885 году всех обогнал Фаберже, изготовив свой первый оригинальный кунштюк - разъёмное яйцо с курицей, рубиновым яичком и короной. Сувенир получила в подарок к Пасхе жена Александра III. Каждый год на Пасху императорская семья заказывала множество подарков - они вручались августейшей четой при обряде христосования. Часто это были фарфоровые, стеклянные, каменные яйца. На лентах перед образами любили подвешивать яйца из фарфора. Миниатюрные яйца-брелки часто дарили девочкам с рождения, и в течение жизни у них собирались целые колье из нитей-цепей с гроздьями пасхальных подвесок.
В звоннице можно полюбоваться подобными украшениями из редких пород камня в оригинальном стиле. Но им трудно соперничать с такими шедеврами Фаберже, как яйца "Память Азова", "Гатчинский дворец", "Клевер", "Ландыш"... Каждое из них отличалось уникальностью конструкторских решений, было оригинальным по фактуре, материалу, сочетаниям цвета. Процесс создания императорских пасхальных яиц Фаберже - "ювелир Его Императорского Величества и ювелир Императорского Эрмитажа" - окружал строжайшей тайной, а представление очередного творения превращал в эффектное зрелище.
Полёт фантазии мастеров фирмы Фаберже не ограничивался пасхальными подарками для Дома Романовых. Великолепные безделицы поражают воображение посетителя, знающего мелкие "полезные" аксессуары вроде портсигаров, письменных приборов, ваз или брошей, но зачастую не представляющего, что такое "горка самоцветов". Будто звенящие "букеты" и "арки", даже "водопады" из камней разных пород сияют подобно радуге! Впрочем, это уже творения выходцев с Урала - именно они, как правило, трудились в мастерской скульптуры по камню, созданной Карлом Фаберже в Петербурге. А возглавлял её Пётр Кремлев, не оставивший своего ремесла и в советское время. Более того, "красные" его работы, в том числе аппетитный "батон" копчёной колбасы, тоже посылались на Всемирную выставку в Париже.
На выставке невозможно пропустить легендарную серию "Воюющие державы". В годы Первой мировой войны шаржи и аллегорические фигуры её участниц создал Алексей ДенисовУральский. На одном полюсе - Марианна, символ Франции, или британский лев. На другом - тут фантазия уральского мастера не знает границ - противники: Турция в виде надутой жабы, разваливающаяся на куски Австро-Венгрия в образе обезьяны на краю разбитого корыта. А дружественную Сербию символизирует симпатичный ёжик. Однако больше всех досталось Германии: кайзер, зачинщик войны, восседает на троне верхом на свинье. На ступенях, ведущих к трону, белая подушка которого испещрена чёрными крестами, - кровавые отпечатки сапог, а в его основании - черепа, кости и целые скелеты. Думается, это было не лучшее применение для нежных самоцветов.


Источник: «Эхо планеты»