Купон
Спасибо
Наши менеджеры свяжутся с Вами в ближайшее время
12.05.2011

Усвоены ли уроки глобального кризиса три года спустя?

Менее чем через три года после начала худшего в истории финансового кризиса, который когда-либо поражал мировую экономику в течение нескольких поколений, восстановление, как представляется, идет полным ходом, пишет портал Antwerp Facets. Кризис оказал существенное влияние на мировую экономику, однако алмазной промышленности в значительной степени удалось избежать катастрофы из-за жесткой политики, принятой заинтересованными сторонами в начале экономического спада. Но усвоила ли отрасль уроки, сурово преподнесенные бедствием, сравнимым с ядерной аварией в финансовой отрасли?
К удивлению многих в мировой алмазной отрасли, алмазная и ювелирная промышленность восстановились на редкость быстро. Учитывая глубину экономического спада, в конце 2008 года многие выступали с мрачными прогнозами в отношении того, сколько времени может понадобиться для восстановления уровня продаж алмазов и ювелирных изделий.
После начала кризиса произошло почти мгновенное обрушение доверия между членами алмазной промышленности и покупающей ювелирные изделия публикой. Действительно, падение спроса оказалось столь резким, что такие производители, как De Beers, немедленно стали убеждать своих акционеров в том, что необходимо урезать добычу и сократить продажи до уровней, не наблюдавшихся в течение многих лет, с тем, чтобы поддержать рынок. Это удержало «алмазный трубопровод» в относительном равновесии.
Вторым критическим элементом стало решение крупных банков, финансировавших отрасль, несмотря на испытывавшееся ими мощное давление обстоятельств, продолжать оказывать поддержку своим клиентам. В то же время, однако, они подчеркнули, что промышленности придется отказаться от некоторых своих наиболее рискованных операций - в частности, от практики продажи своей продукции на условиях консигнации и предоставления чрезвычайно льготных условий оплаты.
До кризиса сроки кредитования, предлагаемые промышленностью коммерческим покупателям бриллиантов, стали нелепо длинными - отсрочка для оплаты товара предоставлялась на 90, 180 и даже 270 дней. Кроме того, поставки товаров на условиях консигнации достигли опасного уровня. Компании отправляли бриллианты и ювелирные изделия оптовым и розничным торговцам, которые были рады иметь их в своем распоряжении, зная, что поставщики финансируют сделку и, если товары не будут проданы, они могут их просто вернуть.
Уже к середине 2009 года, менее чем через год после краха банка Lehman Brothers, события, которое всеми характеризуется как первый толчок, вызвавший наступление глобального кризиса, поступали данные о повышении спроса на алмазное сырье. Цены на продукцию начали свой подъем, который стал еще быстрее в 2010 году и происходит поныне в наступившем 2011 году, хотя и несколько более медленными темпами.
Цены на бриллианты также выросли, но в значительно меньшей степени. Это может быть связано с несколько неустойчивым восстановлением экономики в США и неспособностью в настоящее время таких растущих рынков, как Китай и Индия, полностью компенсировать потерю спроса на рынке США.
Так что же движет спросом на алмазное сырье? Не растет ли на рынке «пузырь», пока диамантеры разглагольствуют о том, что надвигающийся дефицит будет способствовать дальнейшему росту цен? Неужели алмазная отрасль быстро забыла уроки кризиса?
Мнения, высказываемые среди банкиров и работников отрасли, носят смешанный характер. Хотя они соглашаются, что тревожные признаки имеются, в то же время они считают, что отрасль находится в относительно здоровом положении. "Кто бы поверил, что буквально через два года после тяжелейшего кризиса, который кто-либо из нас когда-либо видел, промышленность так быстро восстановилась", - говорит Арвинд Верма (Arvind Verma), менеджер филиала Bank of India в Антверпене.
Стефан Фишлер (Stephane Fischler), партнер в компании Fischler Diamonds, высказывает предположение, что рост цен на алмазное сырье, по крайней мере отчасти, происходит в силу понимания того, что его трудно достать и что оно, вероятно, в ближайшие годы подорожает. Но, по его словам, налицо также достаточно здоровый рынок бриллиантов. "Бриллианты продаются достаточно хорошо. Так что существует определенная степень равновесия на рынке", - говорит он.
Фишлер признает, что элемент спекуляции на рынке присутствует. "В нашей отрасли спекуляция всегда велась, - подчеркивает он. - Алмазное сырье пошло вверх очень быстро, и это вызывает беспокойство. Данные, которые нам демонстрируют и на которые нам приходится полагаться, свидетельствуют о том, что в ближайшие годы будет наблюдаться дефицит алмазов, поскольку новых больших шахт в эксплуатацию не вводилось, а спрос в Индии, Китае и других странах Азии растет очень быстро. При этом следует отметить, что важным вопросом является доступ к независимым и надежным данным".
Верма также отмечает присутствие спекуляции на рынке, однако оптимизм ему внушают клиенты, быстро продвигающие алмазное сырье через обрабатывающие предприятия с тем, чтобы получить бриллианты. Готовая бриллиантовая продукция в настоящее время выставляется на продажу буквально через два-три месяца после того, как было закуплено алмазное сырье для ее изготовления, что, по его словам, ясно указывает на то, что производители не просто сидят на алмазах в надежде получить более высокие цены в дальнейшем.
"Менеджер одной алмазной компании сказал: "Принимая во внимание столь высокие цены на алмазное сырье, трудно поверить, что есть люди, которые могут просто положить алмазы в сейф в ожидании роста цен. Однако все зависит от финансовых возможностей компании, от того, откуда она получает алмазы и сколько она за них платит", - рассказывает Верма.
Пьера де Босшера (Pierre De Bosscher), управляющего директора Antwerp Diamond Bank, обнадеживает положение дел в Антверпене, хотя то, что происходит за рубежом, внушает ему меньший оптимизм. "Когда я смотрю на непогашенные задолженности в других странах, особенно в Индии, они представляются слишком высокими. Они не отражают реальности. В Антверпене, однако, другая история. Мы вернулись к докризисным уровням в плане непогашенных задолженностей, и обороты на счетах идут очень быстро. Самое большое отличие от ситуации до кризиса состоит в том, что клиенты продают товары за деньги или главным образом за деньги, предоставляя очень короткие отсрочки по платежам», - сказал он.
Фишлер также считает, что в Индии во многом иная ситуация. "Банки в Индии, похоже, не испытывают беспокойства, предоставляя легкий доступ к кредитам. Однако другие страны смотрят на положение дел иначе. В Антверпене ситуация здоровая", - говорит он.
Давление на производителей бриллиантов, оказываемое с тем, чтобы они выпускали продукцию, осуществляется постоянно, но может быть лишено логики, говорит Фишлер. "Существует излишек производственных мощностей в обрабатывающей промышленности, поскольку фабрики нуждаются в поставках сырья, а это означает постоянный спрос на него, что, в свою очередь, толкает цены вверх. Но как долго производители бриллиантов могут выпускать свою продукцию, если их доходы так низки или если они даже терпят убытки? Производители полагаются на будущий рост цен в плане получения прибыли. Тут есть повод для беспокойства", - отмечает Фишлер.
Что же касается длительных отсрочек по платежам и поставок продукции на условиях консигнации, которые причинили ущерб алмазным фирмам в прошлом, ситуация, несомненно, чрезвычайно улучшилась, говорит Фишлер. "Отсрочки по платежам сократились, а товаров на консигнацию отправляется меньше", - утверждает он.
Такой же точки зрения придерживается и Antwerp Diamond Bank, сказал де Босшер. «Пузырь» формируется в небольшой степени, - отмечает он. - Я думаю, что некоторые клиенты, возможно, занимаются спекуляцией, но большинство из них пытается сохранить низкий уровень товарных запасов, потому что они извлекли уроки из кризиса и товарооборот поддерживается на очень высоком уровне. Многие компании изменили свою бизнес-модель, и сроки оплаты стали короче".
Что касается уровня задолженности, который до финансового кризиса в 2008 году в целом увеличился, по оценкам, примерно до 12 миллиардов долларов, то он опять резко понизился и остается на разумном уровне, говорит П. Прасад (P.N. Prasad), менеджер филиала State Bank of India в Антверпене.
"После кризиса алмазная промышленность пошла в правильном направлении и сократила уровень долга. С тех пор он опять увеличился, и мы стали свидетелями все более широкого использования кредита, но уровни остаются разумными. Для алмазного сектора Антверпена финансовых ресурсов достаточно", - заявил Прасад.
Хотя банки, связанные с алмазной отраслью, критиковали алмазные компании за задолженности и чрезмерное использование кредитов, некоторые банкиры считают, что банки сами виноваты в равной степени. "Есть банки, которым необходимо принять часть вины на себя за предоставление избыточного финансирования, - сказал один из банкиров. - Банки пытались захватить значительную часть бизнеса и в этом своем стремлении проявляли излишнюю щедрость».
"Я знаю случаи, когда объемы предоставлявшегося финансирования были выше того, что фирмы могли обоснованно ожидать с учетом масштабов их деятельности. И дело не только в этом, но и в том, что они использовали деньги для инвестиций в других областях, не связанных с алмазами", - добавил он.
Дальнейшее воздействие последствий кризиса, вероятно, выльется в повышение прозрачности структуры самих компаний и того, как они ведут свой бизнес. "Учитывая подавляюще семейный характер бизнеса, связанного с алмазной отраслью, для банков было всегда трудно получить информацию о той или иной компании", - сказал один диамантер.
"Теперь эта ситуация меняется, потому что банки менее готовы предоставлять кредит без глубокого понимания нашей бизнес-модели, а также без данных о продажах и наших планах расходов. Я не знаю, вызвано ли это только финансовым кризисом, но он, конечно, оказал свое влияние, потому что встряхнул систему. Банки и сами теперь в результате кризиса находятся под присмотром своего руководства, так что они должны быть уверены, что объемы предоставляемого ими кредитования оправданны".
Будущее для алмазной промышленности неизбежно связано с тем, чтобы она сделала свои операции открытыми, если хочет поддерживать хорошие отношения со своими банкирами и получать кредиты, являющиеся кислородом, который дает ей возможность работать, говорит де Босшер. Хотя у некоторые компаний удар по практике длительных отсрочек платежей и предоставлению товаров на консигнацию вызвал судороги, у них не остается другого выбора, кроме как ввести эти изменения в свои бизнес-модели.
"Самое главное для алмазной промышленности работать в направлении уменьшения рисков, побуждая компании становиться все более прозрачными в рамках своих операций, - заявил де Босшер. - Банкиры теперь хотят видеть открытость и продажу продукции за деньги. Важно также, чтобы продукция двигалась по «алмазному трубопроводу» быстро: покупалась, производилась и продавалась".


Источник: Rough&Polished
X